Nota Bene (notabene) wrote,
Nota Bene
notabene

# Вы не знаете, как воспитывать детей? Тогда мы идём к вам.

Мои многочисленные дети время от времени требуют, чтобы я написала книгу о воспитании детей. Эти же идеи порою звучат из уст многочисленных взрослых – поклонников результатов воспитания моих многочисленных детей. Отвечаю всем и сразу: нет, не думаю, что я когда-нибудь снова стану достаточно трудолюбива для написания книг, но вот пара отдельных глав таки существует.

Рассматривать их можно лишь как черновик, впрочем, это моё ноу-хау, и (на всякий случай) никому не разрешаю передирать это для чьей-либо посторонней книги. Я трепетно отношусь к плагиату. Но, в общем, ежели кто интересуется, как выращивать полноценных гениальных детей, и кто в те далёкие годы этих постов не читал – велком, открываю их для всеобщего прочтения. Там многабукафф, коряво набросанных, но местами достаточно интересно и даже смешно. Лично я их перечитала с ностальгией и удовольствием. История 1, История 2.

А вспомнила я эти древности по двум причинам. Во-первых, отталкиваясь от одного топового поста в ЖЖ про «мешают ли вам дети в самолёте?», и во-вторых, от очередного посещения героини тех моих рассказов, той самой племянницы Маши.

С тех пор прошло, омг, пять лет. И сегодня Маше уже восемь с половиной. Я не знала, вы не подумайте; я банально спросила.

На Машу хорошо проецировать мою воспитательную методу. С одной стороны, я ведь решительно не помню, как росли мои дети. Памперсы тогда ещё не изобрели Видеокамеры в те времена были уделом очень состоятельных людей, к которым мы никогда не относились, ну а память у меня не по годам девичья. Поэтому когда меня в лоб спрашивают, что нужно делать с детьми, я так же в лоб теряюсь. Не знаю я, что делать.

Но я знаю себя – я точно ничего с ними не делала. Я слишком для этого ленива.

С другой же стороны, вот смотришь на племянников, Машу и Петю, и понимаешь, что мои многочисленные дети были когда-то такими же... поэтому я просто физически не могу реагировать на них иначе, чем на своих в те годы... И хотя я теперь (о, счастливчик!) редко вижусь с маленькими детьми – подсознание подсказывает ход моих возможных дальнейших действий.

Возвращаясь к посту про всем мешающих детей в самолётах. Речь не идёт о бессознательных орущих младенцах – речь о сознательных детях. Сознание у детей, я точно знаю, наступает в тот момент, когда они перестают воспринимать речь в фоновом режиме и сами начинают говорить.

Начал говорить? Всё, попал. Причём по полной. Теперь от полного понимания ситуации не отвертишься.

Там в комментах многие люди отвечали примерно так же, как ответила бы я. И это меня очень порадовало: не всё, значит, в человечестве потеряно! Пытаясь сказать вкратце, когда какой-нибудь уио$ищный сознательный младенец начинает долбить в спинку кресла ногой, надо повернуться к нему и сказать что-то вроде: «А в лоб?» или «А я сейчас тебе ноги переломаю».

Сделать это надо спокойно и уверенно.
Притом это мы с вами знаем, что никогда не поднимем руку на детей.
Но они-то этого не знают! А уверенность и спокойствие должны быть таковы, чтобы сработало. Чуть ли не с одного раза.

И это работает. Потому что я точно знаю – дети всё понимают. Кто не верит – вернитесь к одной из ссылок выше.

Это – такая концентрированная модель «воспитания». Я не призываю к жестокости, тут пример в другом: в том, что сюсюкать с детьми можно бесконечно – и бессмысленно. Тогда как фраза, чётко рисующая ребёнку перспективу, любую, в любой ситуации, способна до ребёнка дойти.

Если вам это не удавалось – не «ребёнок маленький, не понимает». Это вы не нашли нужную фразу.
Что ж, учитесь.

Возвращаясь к Маше и Пете. Очаровательные карапузики!
Но я как-то устала от маленьких детей за десятилетия их тут произрастания, поэтому сейчас, приходя к Маше и Пете, я больше времени провожу с взрослыми. Но под конец нашего визита таки выдалась минутка тесного семейного общения.

Маша и Петя (8,5 и не помню, года на три младше) с энтузиазмом и со всей дури прыгали с дивана на пол, рискуя головой впилиться в стол и вообще переломать все свои ноги.

Я к травматизму отношусь с глубоким ужасом и всячески пресекаю возможно опасные ситуации. Есть более интересные занятия для детей, я щетаю.

Ну вот посмотрев секунд тридцать триллера «Маша и Петя наносят ответный удар полу», я это дело быстренько пресекла. Уловив момент, когда Маша довольно приземлилась, ничего себе к счастью не переломав, на пол, на котором для смягчения контакта было постелено покрывало (в дальнейшем именуемое «ковёр»), я резво обернула Машу в этот самый ковёр и сказала:

- А что,- говорю. – Заберу-ка я Машу домой. Очень удобно её нести.

Хрен там, конечно, был. В свои 8,5 Маша весит примерно как я, потому что я зачахлик и год от года вешу всё меньше. Но делать хорошие мины при плохой игре я тоже умею. Изобразив, что это всё как нефик делать, я подняла «Машу-в-ковре» и куда-то (недалеко, на диван) понесла, продолжая нести (уже устно) всякую муть с самым серьёзным видом.

- А что,- говорю. – Вот встретит нас милиционер. Скажет «Что несёте?» - а я ему скажу «Так это ж Маша-в-ковре!». А, скажет мне милиционер. Ну несите, дело хорошее!

Маша-в-ковре дико затихла, например, с увлечением слушая этот сказочный поток сознания.

Далее я экспромтом рассказала, как хорошо у нас будет жить Маша-в-ковре (если вы потеряли ход событий, то это я сижу на диване, заговаривая обёрнутой Маше зубы). Тут притих и Петя, но услышав, как хорошо у нас будет жить Маша-в-ковре, тоже возжелал присоединиться в ковёр. Ну обернула я их обоих, хотя они оба не очень туда влезали; и что-то ещё порассказывала.

На этом желание детей ломать свои ноги, стукаясь головой о стол, резко исчезло. И если весь вечер до того они со мной не особенно разговаривали, то теперь их от меня было не оторвать.

Вот такая я, понимаешь, душевная и привлекательная прирождённая Мэри наша Поппинс.

Тут нам, положим, было пора уходить, но мы обменялись честными словами, что в следующий раз браза принесёт нам Машу-в-ковре, и даже, быть может, Петю. Тоже в ковре.

И они жили долго и щасливо.

Нет, я не строю иллюзий, что с того момента дети стали тише воды, ниже травы. Мы ушли, ковёр забылся. Остались родители, из которых можно тянуть все жилы – это святое.

Я кагбэ о другом рассказываю. О том, что я вообще не особо собиралась развлекать очаровательных карапузиков. Оно получилось само, из подсознания. И я понимаю, что своих молодых и юных гениев я, видимо, растила так же. Вот как-то так: смесь абсурда, здравомыслия и полностью исключить сюсюканье.

Краткий рецепт таков, а пропорции подбирайте сами.
Tags: дети, криведко
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments